Размер шрифта
Межсимвольный интервал
Регулятор контрастности
Регулятор яркости
распечатать
В газете <Далекая окраина> № 14 за 28 марта - 3 апреля 1998 г. под рубрикой <Законы и законники> опубликована статья Валерия Куцего <Кто он, наш губернатор ?>, в которой автор утверждает, что <прокуратура Приморского края хранит молчание, прокуроры словно не замечают сведений о губернаторе, приводимых в печати и не желают развеять туман неопределенности вокруг личности и деяний Евгения Ивановича>. Между тем, <туман неопределенности> вокруг большинства перечисленных автором сведений развеян прокуратурой гораздо раньше, чем сведения о них попали в прессу. В 1994 - 1995 г.г. в прокуратуру края поступили (и тогда же были проверены) заявления депутата Государственной Думы РФ от Ивановского округа Зеленкина В.В. и межведомственной Комиссии Правительства РФ <О нарушениях и злоупотреблениях высших должностных лиц администрации Приморского края>. Тщательно проведенные проверки показали недостоверность изложенных в заявлениях сведений, тем не менее именно они легли впоследствии, в 1996 г., в основу известной статьи <Вирус>, процитированной Куцым. Так, в ходе назначенной прокурором края ревизии деятельности судоходной компании <Интрефлот> по использованию выданного администрацией края в апреле 1994 г. беспроцентного валютного кредита на 1,3 млн. долларов США на поставку продуктов питания, было установлено, что зарубежная компания - партнер <Интерфлота> - получив деньги, в одностороннем порядке, отказалась от выполнения контракта по поставке продуктов и возврата средств. Фирма сослалась на форс-мажорные обстоятельства, являющиеся правовым основанием для освобождения от ответственности - землетрясение и пожар в порту Кобе (Япония), уничтожившими груз. Однако материальный ущерб администрации Приморского края причинен не был, т.к. 09.06.95 по требованию краевой администрации <Интрефлот> передал ей в собственность в счет погашения кредита 943.072 акции на общую сумму более 9 млрд. рублей, что на 3 млрд. больше суммы выданного кредита. Поскольку материальный ущерб был предотвращен, в возбуждении уголовного дела прокуратурой края было отказано в 1995 г. за отсутствием состава преступления. Вместе с тем прокурор края внес представление губернатору об устранении науршений законодательства при использовании средств внебюджетного валютного фонда (кредит был выдан без предоставления гарантий возврата) и о привлечении к дисциплинарной ответственности начальника финуправления администрации края. По оплате счетов за номера в <Президент-Отеле> для губернатора прокуратура края никакими материалами не располагала и не располагает. В августе 1995 г. прокурор края обратился к председателю выездной межведомственной комиссии Правительства РФ Карпову с просьбой предоставить ксерокопии якобы имевшихся у комиссии счетов и платежных поручений для проведения проверки, однако ответ не получен до настоящего времени. Являются недостоверными и сообщенные в статье сведения о том, что администрация края в 1994 г. в нарушение закона авансом, напрямую, перечислила инофирме 2,8 млн. долларов для закупки зерна. В действительности администрация Приморского края выдели ЛААО <Приморхлебопродукт> на возвратной основе 3 млн. долларов США под 5 % годовых. Во исполнение кредитного договора АО <Приморхлебопродукт> закупило пшеницы и кукурузы на 2.838.617 долларов США и возвратило администрации края 5 млрд. рублей и 155 тыс. долларов. В связи с резким ростом курса доллара, и соответственно, значительным увеличением суммы долга, руководство АО <Приморхлебопродукт> неоднократно обращалось к администрации края с просьбой сделать зачет задолженности по кредиту - в виде дотации на хлеб, мотивируя это тем, что внесение этой суммы в стоимость муки в несколько раз увеличит стоимость хлеба, что в свою очередь вызовет социальную напряженность в крае. С учетом этого администрация края приняла решение не взыскивать задолженность по кредиту и в целях недопущения роста цен зачесть ее, как дотацию АО <Приморхлебопродукт>. При этом нарушений действующего законодательства администрацией края допущено не было, сведения о нецелевом расходовании валютного кредита в ходе прокурорской проверки не подтвердились. В октябре 1994 г. администрация края заключила контракт с АОЗТ <Транзит> на поставку 250 тыс. тонн Дунинского угля по цене 16,49 долларов США за 1 тонну; при этом отпускная цена Дунина составляла 12 долларов за тонну; 3, 49 доллара составили расходы на перевозку, таможенные сборы и 1,76 доллара - рентабельность. В принципе, администрация края имела возможность заключить этот контракт напрямую с китайской стороной, однако данный вопрос относится к экономической целесообразности, а вмешательство правоохранительных органов в хозяйственную деятельность не допускается. Уголовно-правовая оценка этой сделки могла быть дана только в случае установления корыстной или иной личной заинтересованности в ней со стороны должностных лиц администрации, а этого установлено не было, хотя прокуратура края давала соответствующее поручение УФСБ РФ по Приморскому краю. Следует также отметить, что на момент подписания контракта с АОЗТ <Транзит> в администрации края имелась докладная записка Управления ФСБ, в которой предлагалось заключить контракт с другой фирмой на поставку угля по 29,5 долларов США за тонну, т.е. почти в 2 раза больше. Что касается деятельности АО <Коммерсант>, то администрация края ссуды ему не предоставляла, деньги этому коммерческому предприятию выделяло Правительство России на основании распоряжения № 427 - р от 5 марта 1992 г. из средств республиканского бюджета. Проверка законности расходования правительственных бюджетных средств не входит в компетенцию прокуратуры Приморского края. Автор заметок утверждает, что руководитель одной из самых авторитетных преступных группировок Приморья С.Бауло <был убит во время подводного плавания>. Это было сделано якобы для того, чтобы он не раскрыл тайну бесследно исчезнувших денег, затраченных на <кампанию> по освобождению В.Черепкова от должности мэра. В действительности же проверкой, проведенной по факту смерти Бауло Владивостокской транспортной прокуратурой, установлено, что он погиб 18.08.95 г. в результате пренебрежения правилами безопасности при плавании с аквалангом, т.к. находился под водой в состоянии алкогольного опьянения. Смерть Бауло наступила от утопления. Каких-либо повреждений при исследовании трупа обнаружено не было, аппарат для подводного дыхания АВМ-5, согласно акта технической проверки, исправен и пригоден к использованию, воздушная смесь в акваланге пригодна для дыхания, что подтверждается актом исследования состава воздуха, проведенного лабораторией газогеохимии ТОН ДВО РАН, других пловцов на прилегающей акватории залива не было. При таких обстоятельствах транспортной прокуратурой 27.11.95 г. в возбуждении уголовного дела по данному факту отказано за отсутствием события преступления. Генеральная прокуратура России разделяет позицию прокуратуры края по правовым оценкам всех указанных событий. В настоящее время по поручению краевой прокуратуры в УВД проводится проверка невозвращения кредита администрации края, выданной ДВАК <Дальпушнина> (<Пушное дело>, газета <Известия> от 13.01.98 г.) По требованию прокуратуры с 10 марта назначена документальная ревизия компании. Прокуратурой края с сентября 1997 г. разрешено более 30 жалоб, связанных с деятельностью ДВАК <Дальпушнина>. В необходимых случаях принимались меры прокурорского реагирования. Поскольку администрация края в лице крайфинуправления выступает в качестве основного кредитора по делу о банкротстве ДВАК <Дальпушнина>, которое рассматривается в Арбитражном суде, оснований для предъявления прокуратурой края иска о взыскании с компании суммы кредиторской задолженности нет. По сведениям, изложенным в статье <Копи губернатора Наздратенко>, проверку проводит прокуратура Приморского края и Дальневосточная транспортная прокуратура.